Bits Media logo

Русскоязычный информационный сайт о криптовалюте Bitcoin


Yobit

Что говорят российские предприниматели и эксперты о преимуществах регулирования криптовалют

регулирование биткоина в России

Несмотря на то, что ещё год назад власти и регулятор были настроены в отношении криптовалют весьма скептически, теперь они склонны рассматривать их в качестве нового перспективного направления экономики.

Так, Банк России не намерен запрещать использование биткоина, напротив – он рассматривает возможность создания национальной виртуальной валюты, и, совместно с другими заинтересованными ведомствами, разрабатывает определение статуса криптовалют для нахождения подходов к их регулированию.

Продолжает работу и межведомственная группа по оценкам рисков оборота криптовалюты, составляя документ, проясняющий экономический и юридический аспекты их оборота.

Александр Иванов, основатель и генеральный директор блокчейн платформы Waves, уверен, что ожидаемая чёткая позиция регулятора позволит минимизировать риски предпринимателей в области стремительно развивающейся криптоиндустрии, а криптовалюты и технология блокчейна существенно оптимизируют экономические процессы и обеспечат ощутимую прибавку к ВВП.

Так, Банк Англии подсчитал, что введение собственной криптовалюты в экономику обеспечит ВВП рост в 3% за счет снижения процентных ставок и операционных издержек, поскольку цифровая валюта не нуждается в посредниках для урегулирования операций, а деньги непосредственно переходят от одной стороны к другой.

«Вместо того, чтобы тратить время, ресурсы и энергию на запрет криптовалют, их регулирование предоставит государству возможность получать доходы в виде налогов», – считает Игорь Баринов, эксперт по блокчейну и основатель компании Block Notary.

В то время, когда власти и ЦБ обсуждают своё отношение к использованию криптовалют, технология блокчейна, на которой они основываются, уже активно применяется в банковской сфере, электронном документообороте и страховании.

Применение блокчейна не вызывает опасения регулятора, однако взятый отдельно, вне криптовалют, он остается фрагментарным элементом, сохраняя за собой только часть потенциала и преимуществ новых технологий, поскольку блокчейн и криптовалюты представляют собой взаимосвязанные экосистемы.

По словам Павла Новикова, руководителя Центра развития FinTech & Blockchain Фонда «Сколково», использование криптовалют приведёт к стремительной цифровой трансформации, что станет серьезным экономическим стимулом, ускорив все бизнес-процессы.

Он считает, что никакие запреты не в силах остановить использование криптовалют, наоборот – это может привести к их переходу в теневой сектор. В итоге государство останется без доходов от налогов и в технологическом вакууме.

«Из-за нерегулируемой криптовалюты большинство пилотных финтех-проектов на базе блокчейна могут остаться локальными, поскольку для перехода на федеральный и международный уровни необходима интеграция криптовалют. Это будет способствовать развитию тесных международных связей, увеличив скорость и усилив доверие между всеми участниками», – уверен Новиков.

Примером этого является альянс четырёх крупных банков (швейцарский UBS, немецкий Deutsche Bank, испанский Santander и американский BNY Mellon), которые в августе 2016 года заявили о намерении создать новую цифровую валюту.

Запрет криптовалют нецелесообразен, поскольку кроме перспективного блокчейна в мире криптовалют существуют и другие технологии, полезные для бизнеса.

Так, в 2016 году консорциум российских банков Мастерчейн, РосЕвроБанк и стартап IDX акселератора ФРИИ представили решение c элементами криптографии, известной как «доказательства с нулевым разглашением» (Zero Knowledge Proof) и используемой в криптовалюте Zcash.

Опасения Ценробанка по поводу современного финтеха на базе критовалют связаны с тем, что Биткойн считается очень сложным и рискованным инструментом, являясь и валютой, и товаром, и ценной бумагой и даже средством накопления и спекуляций.

Российский регулятор должен дать определение биткоину и другим криптовалютам: валюта, финансовый инструмент, товар или некий денежный суррогат.

Большинство стран – вся Северная Америка, часть Евросоюза во главе с Германией, и Китай – относятся к криптовалютам позитивно-выжидающе. Под прямой запрет они попали только в Бангладеше и Эквадоре.

В странах ЕС криптовалюты приравниваются к «платежному средству» и не облагаются НДС. Такое определение, с одной стороны, даёт возможность каждой стране разработать собственную национальную криптовалюту, введя новые правила эмиссии, с другой – такую криптовалюту нужно контролировать и устанавливать курс, что уничтожает её децентрализованность.

В Германии биткоин признан одним из способов расчетов, который может использоваться в сделках между частными лицам еще в 2013 году. В США он рассматривается как товар и подведен под законодательство о биржевой торговле.

Артем Толкачев, руководитель группы юридических услуг для технологических проектов в Deloitte, предлагает условно называть криптовалюты товаром – по аналогии с ценными бумагами.

Однако, это вызывает опасения по поводу налогообложения НДС. Но это общее правило не распространяется на ценные бумаги. Напротив, для их налогообложения характерен налог на прирост капитала – в зависимости от изменения стоимости ценной бумаги во времени.

При квалификации криптовалют в качестве финансовых инструментов, они попадают под текущее законодательство, которое использует финансовый инструмент в качестве продолжения понятия ценной бумаги. Тем не менее, криптовалюты в силу своих характеристик (в первую очередь, отсутствия централизованного эмитента) очень далеки от ценных бумаг и, соответственно, финансовых инструментов.

В октябре 2016 года ФНС предложила определить операции с криптовалютой как «валютные операции». Однако для этого нужно, как минимум, изменение валютного законодательства, поскольку, согласно действующему сейчас, валютная ценность – это иностранная валюта или внешние ценные бумаги.

Определение статуса криптовалют в качестве средства платежа фактически приравнивают криптовалюту к деньгам, автоматически превращая её в денежные суррогаты.

«Мы рассматриваем криптовалюты как имущественное право, то есть, некое общее понятие для оборотоспособной ценности, которая по тем или иным причинам не попадает в другие категории, – отмечает Толкачев. - Но это не дает четкого представления о юридических и налоговых последствиях».

Баринов и Иванов склонны видеть в биткоине валюту, поскольку обменные операции для розничных клиентов и обслуживание специализированных компаний (шлюзы, биржи, майнеры) – естественные сценарии работы банка с криптовалютами, к тому же в правовых общественных отношениях биткоин наиболее близок к статусу иностранной валюты.

Иванов полагает, что для стартапов удобнее видеть биткоин средством взаиморасчета, в том числе между юридическими лицами. Он предлагает ориентироваться на опыт Нью-Йорка (имеется в виду BitLicence).

«Это будет проще, чем пытаться втиснуть биткоин и криптовалюты в имеющееся законодательство, подкрепив его циркулярами и письмами. Лучше создать отдельный правовой акт, который будет регулировать правовые, экономические и юридические аспекты», – рассуждает основатель блокчейн-платформы Waves.

Таким образом, в отношении криптовалют Россия придерживается ожидающе-наблюдательной политики: регулятор выжидает, когда накопится достаточный международный опыт, предоставляя в то же время благоприятную среду для экспериментов криптовалютного сообщества.



Последние новости:

Все новости


Все материалы с данного сайта Вы можете свободно копировать с указанием на источник - bits.media
Любые пожелания, предложения, материалы и т.п. Вы можете присылать на адрес admin@bits.media
Адрес для добровольных пожертвований на развитие - 1BQ9qza7fn9snSCyJQB3ZcN46biBtkt4ee (QR)